Подпишитесь

Диагноз

Молодая семья. Устоявшийся быт. Тихий спальный район, где приютился их частный дом, не знает преступности и беспорядков. Только спокойствию длиться недолго. В одну ночь страшные кошмары начинают ломать хрупкую реальность. Нападения, убийства и чудовищные расправы вселяют в местных жителей необъяснимый ужас. Что будет дальше? Кто следующий? Опасность уже наступает на пятки, хрипло дышит в затылок и посягает на самое святое...

    Диагноз

Он бежал так, что дыхание уже превратилось в хрип. Воздуха не хватало, ноги начинали подводить. Тяжелая поступь беспощадно настигала его - расстояние между ним и преследователем  стремительно сокращалось. Затравленно оглядываясь, он не мог рассмотреть абсолютно ничего в кромешной темноте. Очередная попытка уловить боковым зрением того, чьи шаги слышались за спиной, сыграла с ним злую шутку – cтупня подвернулась на неровной земле и тело плашмя полетело на тропу. Острые камни рассекли ладони. Он рывком поднял себя, пытаясь протолкнуть воздух в ушибленные легкие, но в этот момент...

Из кошмара вырвал пронзительный вопль – Артем кричал в люльке. С колотящимся сердцем Игорь подорвался с кровати. Разгоняя в мыслях обрывки сна, он не сразу заметил, что в спальне они с сыном находились вдвоем. Лары не было. Наверное потому ребенок и раскричался. Однако в следующее мгновение тишину за окном разорвали совсем иные звуки. Только тогда Игорь по-настоящему понял смысл выражения «стынет в жилах кровь». Нечеловеческий стон резко оборвался глухим ударом и повторился вновь. А потом жуткий скрежет под самым окном буквально вонзился в мозг. Это продолжалось несколько бесконечно долгих мгновений, затем снова послышались  удары, сопровождающиеся металлическим лязгом. Финальным аккордом прозвучал хруст, короткий жалобный вой и всё неожиданно стихло. Только Артем продолжал надрывно реветь в своей кровати.

Из окна второго этажа двор казался пустым. Чтобы понять, что происходит, нужно спуститься вниз. Нести с собой испуганного ребенка  было полнейшим безрассудством. Куда делась Лара?! Стоило только об этом подумать, как внизу хлопнула входная дверь. По позвоночнику пробежал холодок. Игорь выскользнул из комнаты, плотно запер за собой дверь и начал тихо спускаться по лестнице. На последних ступенях из-за угла резко вывернула фигура. Они буквально столкнулись лоб в лоб  и в этот момент вскрикнули оба. Перед Игорем с испуганным видом стояла его  жена.

- Что ты здесь делаешь? – выдохнул он.

- Воды спустилась попить, и вдруг этот шум... – Она говорила растерянно, затем осеклась, прислушавшись к детскому плачу наверху, и сдвинув брови, продолжила уже раздраженно - А почему ты оставил Артема одного!? Не слышишь, он же плачет! Кроме меня некому успокоить ребенка?

- Лара! О чем ты?! – Игоря возмутил ее будничный тон. За их окном кто-то впал в неистовое бешенство, а она упрекает его в том, что он пошел разобраться?! – Там что-то произошло! Это ты открывала дверь?

- Да, я открывала.  –  Видя, что муж не в себе, она заговорила примирительным тоном. - Выглянула во двор, посмотрела. Ничего ужасного не увидела, хоть и темно. Собаки, наверное, сцепились. Не пойдешь же ты разнимать дворняг на улице?  – Она внимательно посмотрела мужу в глаза. – Ты накрутил себя на работе, надо просто выспаться. Пойдем наверх. Уже все успокоилось.

Ложась в постель и размышляя над словами Лары, Игорь готов был с ней согласиться лишь отчасти. Последний рабочий день действительно встревожил его не на шутку. В больницу поступили несколько человек с обширными повреждениями внутренних органов, переломами и множественными укусами. Один из пострадавших скончался прямо на операционном столе. Остальные еще не пришли в сознание. Травмы наводили на мысль о нападении животного. Могла ли свора уличных собак нанести такой урон человеку? Он был не уверен... Но иного объяснения не было. Поэтому именно так  звучала официальная версия.

* * *

Утро выдалось хмурым. Игорь рассеянно собирался на работу. Легкое беспокойство по-прежнему зудело где-то под кожей. Просидев за кухонным столом почти полчаса, он вяло сжевал свой завтрак, запил остывшим кофе и пошел одеваться.

– Лара, я... – «ушел» хотел было крикнуть Игорь, открывая входную дверь. Но так и замер в дверном проеме, оборвав себя на полуслове. Первыми в глаза бросились несколько раскуроченых досок забора, образующих большую дыру. Но на этом разрушения не заканчивались. Газон был размашисто взрыхлен. Глубокие борозды и содранный дерн делали придомовую лужайку похожей на место сражения обезумевших зверей. Следующее открытие ждало его тут же, у входа: наружная часть входной двери была покрыта множеством царапин - буквально исполосована. Нутро неприятно скрутило. Самым странным было расположение отметин. Большая часть – намного выше, чем могла бы оставить собака... Если только она не встала на задние лапы...

Лара, спустившаяся на его оклик, стояла за спиной мужа и пораженно осматривала  двор. Она не проронила ни слова, но с ее лица будто разом сошли все краски.

* * *

За прошедшую ночь в больницу не поступило новых пострадавших. Это принесло Игорю некоторое облегчение. Кроме того, более спокойная рабочая смена давала ему время всерьез обдумать вопрос безопасности собственного дома. Кто бы это ни был, необходимо раз и навсегда исключить возможность таких разгромных вторжений. Ларе он наказал запереть дверь и до его возвращения не выходить с Артемом из дома.

Размышления прервал телефонный звонок. На дисплее высветился номер тещи. На днях он отправлял для нее через Лару новые таблетки от давления. Должно быть, возникли побочные эффекты. Он снял трубку:

- Гоша, привет. Прости, что звоню на работу. Помнишь, я спрашивала про лекарство? Ты обещал подобрать что-то. Не забыл? А то моя старая упаковка уже заканчивается.

- Доброе утро. Конечно, подобрал. Разве Лара вчера не передала?

- Вчера? – в трубке прозвучал удивленный голос - Да какой там, Гош! Она уже неделю у меня не появлялась.

Он подумал, что ослышался:

- В смысле, неделю?

- Да в прямом. Всё никак не вырвется. Говорит, дел море. С прошлого понедельника не заезжала.

Игорь в замешательстве молчал.

- Алло! ... ты слушаешь?

-Да-да, простите, отвлекся по работе. – Машинально проговорил он в трубку, переваривая услышанное. –  Я сегодня ей напомню. Завтра таблетки уже будут у вас.

- Хорошо, спасибо. Тогда не буду мешать. До встречи!

Он отключился и начал лихорадочно соображать. Два дня назад жена уезжала ночевать к маме, сославшись на ее плохое самочувствие. Игорь с сыном оставались одни. А теперь выясняется, что Лара соврала ему. Но где она была...? Мысль, что у жены могут быть такие секреты, не укладывалась в голове.  Ее было сложно заподозрить в измене. Все свободное время молодой мамы занимал ребенок.  Да и их отношения складывались вполне гармонично. Лара не выглядела ни подавленной, ни утомленной семейной жизнью. И вдруг ушла куда-то на всю ночь. Наверное, лучше всего спросить ее об этом прямо. Наверняка, найдется логичное объяснение. Но неприятный осадок, подтачивающий самолюбие, никак не хотел растворяться...

Вечером он взглянул на супругу внимательнее. Темные круги под глазами, слегка сдвинутые брови. Ее движения и жесты, на которых прежде он особо не задерживал взгляд, сегодня показались ему более резкими и небрежными. Она выглядела раздраженной... или напуганной. Игорь мысленно ударил себя по лбу. Весь день он барахтался в сомнениях на счет верности жены (хоть и не беспочвенных), но не подумал о том, как сильно могло вывести её из равновесия утреннее открытие. Выглядывая ночью за дверь, она едва не попала под удар. Следы проникновения хищника во двор обнаружились буквально на пороге! А он задумал устроить ей разборки. Нет, сейчас точно стоит заняться совершенно другим.

- Послушай, я сейчас пойду и починю забор. А потом позвоню в службу отлова бездомных собак. Пусть лучше усыпят таких агрессивных тварей, чем от них еще кто-нибудь пострадает...

Крышка от кастрюли с грохотом упала в раковину.

– Да что ты привязался к этим собакам! – Она со злостью смотрела на мужа. – Вот починить забор – отличная идея. Доски на соплях болтаются, их и кошка поломать могла бы! А убивать невинных животных зачем?!

Игорь  на мгновение опешил от неожиданности, но следом взорвался сам:

- Вот как? Так дело в безруком хозяине, на твой взгляд?! Я думал, ты напугана, хотел успокоить! А ты, похоже, ищешь предлог со мной сцепиться. Да что вообще с тобой такое?!

Последние слова полетели уже в закрытую дверь. Во время гневной тирады мужа Лара закинула в рот  горстку таблеток, запила водой и быстро вышла из кухни, демонстрируя, что больше не желает обмениваться претензиями. От криков родителей в своем манеже разрыдался Артем, и Игорю не осталось ничего другого, чем пойти успокаивать сына.

* * *

Ночью ему не спалось. Тишина за окном казалась звенящей и давила на барабанные перепонки. Игорь ввинчивался гвоздем в подушку, отчаянно пытаясь отключить настороженный слух и провалиться в глубокий сон. Артем мирно сопел в своей кровати, Лара – на краю матраса, отвернувшись к стене и подтянув колени к груди. Похоже ей нездоровилось. Дыхание было тяжелым и каким-то свистящим. Сердцебиение сильно выражено. Легкое прикосновение к плечу подтвердило его наблюдения – температура повышена. Должно быть, поэтому она была сегодня не в духе...  Жена врача знает, что делать. Приняла лекарство - значит, скоро полегчает. Он постарался выбросить тревожные мысли из головы и перевернулся на другой бок.

В сознание спящего мужчины медленно проникал глухой рокот... Храп? Не похоже. Урчание? Ближе. А точнее – утробный звериный рык. Сердце пропустило удар, дыхание сбилось, выброс адреналина мгновенно прогнал сон. Игорь лежал на животе и, не шевелясь, рассматривал четкую тень, отброшенную на пол рядом с кроватью светом из окна. Горбатое туловище опиралось на четыре лапы, длинная морда свисала вниз... Судя по углу падения света, «нечто» стояло прямо над ним, и готовилось пустить слюни на его висок. Вчерашний кошмар не просто вернулся. Сейчас он дышал ему в затылок. Спину с выступившим на ней холодным потом обдавало горячим дыханием. Тело, парализованное ужасом, не могло пошевелиться, а разум истерично искал путь к спасению. Взгляд Игоря упал на детскую кровать. Артём...  Отцовский инстинкт взял верх над оцепенением. И тогда, резким движением вырвав подушку из под головы, он с силой выбросил руку за спину. Хриплый выдох и глухой звук падения дали понять, что удар пришелся в цель.

В доли секунды Игорь скатился на пол, по ходу движения пытаясь нащупать рядом хоть какое-то средство обороны.  Под руку попался ночной светильник. Он крепко ухватил его за основание и резко дернул на себя. Розетка с хрустом вывернулась из коробки. Вместе с ночником он откатился в сторону и с размаху ударился плечом о стену. Отступать дальше некуда. Опираясь на свободную руку, он заставил себя подняться, одновременно обшаривая глазами темноту. Ошарашенный и напуганный, он собрался защищаться любыми способами. Но комната перед ним была абсолютно пуста. Как и двуспальная кровать.

- Лара? – В этот момент тишину нарушил плач разбуженного Артёма. С бешено стучащим сердцем Игорь подскочил к колыбели. Он еще ждал нападения, но его так и не последовало. Постояв с минуту,  убедился, что инородные звуки больше не слышны, и стал медленно обходить комнату. Все внутреннее естество сопротивлялось неизбежному – взгляду на то, что ждало его за кроватью. Тем не менее, на ногах, одеревеневших от страха, он осторожно подошел к изножью.

На полу с другой стороны кровати спиной вверх лежала Лара и на первый взгляд не подавала признаков жизни. Голова повернута на бок, глаза открыты. Из груди Игоря как будто выбили воздух. В следующую секунду губы Лары зашевелились и прозвучал убийственно спокойный голос:

- Совсем с ума сошел?

Первым пришло облегчение, но с пониманием смысла адресованных ему слов оно сменилось недоумением:

- Я? Да, чуть было не сошел. До смерти испугался. Ты в порядке? Видела это? – он хотел помочь супруге подняться, но Лара жестом его остановила.

- Видела. – Игорю не показалось. В ее тоне сквозила язвительность. Лара встала на ноги и набросила халат поверх ночной сорочки. – И даже чувствовала. Как такое не почувствовать?

Она демонстративно подняла с пола его подушку и швырнула на кровать.

– «До смерти» ты чуть было меня не забил. Чего испугался-то? – Оттолкнув плечом мужа с дороги, она поспешила к плачущему сыну. Взяла его на руки и продолжила:

– Дай угадаю – с очередной «агрессивной тварью» сражался? - Лара уже откровенно злилась. – Похоже, единственный, кто здесь может кому-то навредить, - это ты!

После перенесенного потрясения язвительные упреки жены просто раскатали Игоря, под стать тяжелому асфальтоукладчику. Остатки самообладания растворились. Растерянный, он сел на край кровати и уставился в пустоту перед собой. Ударил Лару... Как такое может быть?! Неужели сон так обманчиво подменил явь? –  Черт, я наверное и правда переутомился, – неуверенно проговорил он. –  Пострадавшие с укусами, сломанный забор, царапины на дверях... Надо взять отгул на сегодня. – Он подавлено посмотрел на жену. –  Прости пожалуйста, я не намеренно, ты же понимаешь?

Лара смягчилась.  

- Я знаю. Ладно, забыли. Побудь дома, заодно розетку починишь. – Она бросила взгляд на развороченную дыру в стене. – А я пройдусь днем по магазинам. Устала дома сидеть. И принеси мне воды пожалуйста, она в холодильнике. Только подогрей. – Машинально отметив испарину на ее лбу, Игорь отправился на кухню. Когда вернулся спустя несколько минут, жена уже переоделась и навела в спальне порядок.

* * *

Лара уехала сразу после завтрака. Артем увлеченно играл в своем манеже. А Игорь вновь и вновь возвращался мыслями к ночным событиям. Картины до сих пор четко стояли перед глазами: уродливый горбатый силуэт на полусогнутых лапах словно был выжжен на веках, стоило ему закрыть глаза. Но самое страшное в том, что это были не только картины. Горячее дыхание в затылок, хрипы, утробный рык... Если его обманули сразу все органы чувств – это уже не сон, это сумасшествие. Но Игорь был врачом. Паника, домыслы и доверчивость никогда не служили ему надежными инструментами. Логика, факты и причинно-следственные связи – вот вещи, на которые можно положиться. То, что он видел и чувствовал этой ночью, должно быть либо подтверждено, либо опровергнуто. С этими мыслями Игорь поднялся в спальню.

Осмотрел окно и балконную дверь: ни повреждений, ни каких-либо следов проникновения извне. Сел на кровать, огляделся. Ничего не напоминало о недавней стычке со зверем в собственной кровати. Опять почувствовал неловкость – он явно не в себе, если принял такой кошмар за реальность. Но все-таки...  Машинально провел рукой по подушке, откинулся на кровать, и уловил тонкий запах кондиционера от белья. Свежевыстиранного...  Вот оно! Ничего не напоминало о ночном происшествии, потому что напоминать было нечему. Постельное белье, на котором они спали сегодня, было заменено на чистое. Лара всегда поддерживала порядок в их доме, но никогда не отличалась такой маниакальностью. Свежие простыни она уже стелила, всего лишь два дня назад, он помнил. Какая необходимость появилась в их повторной смене этим утром? Затем его взгляд переместился на прикроватную банкетку. Там, вопреки устоявшейся привычке, не лежало ее ночной сорочки. Подойдя к комоду, он переворошил все вещи, потом обыскал ванную комнату. Но ни в комоде, ни в стиральной машине, ни среди грязного белья не оказалось снятых простыней и ее одежды. Раньше бы он не обратил внимание на такие бытовые мелочи. Сейчас же всё выглядело так, будто Лара намеренно скрыла детали,  способные пролить свет на ночное происшествие.

Проанализировав поведение жены, начиная с первого дня нападений, он лишь укрепился в уверенности, что его рассудок в полном порядке. А вот с Ларой что-то происходит. И это «что-то» пугало его до дрожи.

Посторонних этой ночью в доме быть не могло. Только он сам, Лара и их сын. Игорь видел тень.  Это был не сон. Он доверял своим глазам. Даже допуская, что ночной свет исказил восприятие, нечто в эту ночь стояло на кровати, прямо над ним. Существо, которое ударом он отбросил на пол. Туда, где спустя несколько минут обнаружил свою жену.

Одна из последних мыслей царапнула ощущением, что он упускает что-то важное. Откуда тень на полу ночью? Мороз снова побежал по коже. Это ощущение и так не отпускало его со вчерашнего дня, а сейчас усилилось многократно. Свет из окна. Лунный свет... Какое сегодня число?  Сверившись с календарем, Игорь ощутил, как кусочки бредового пазла складываются в не менее бредовую картину. В ночь, когда Лара не ночевала дома, луна стояла в полной фазе. И было это два дня назад, когда в больницу поступили первые пострадавшие от неопознанного зверя. Следующей ночью на их дом было совершено нападение. И в этот момент Лары тоже не было в спальне. А сегодня она лежала с ним в одной кровати. И произошло то, что произошло... Теперь Игорь готов был поклясться, что ему ничего не привиделось.

Рассудок человека, ранее встречавшего подобную чертовщину лишь в детских сказках, не желал принимать объяснение. Но последние крохи надежды рассыпались, когда на ламинате, где ночью лежала Лара, он обнаружил едва заметные параллельные царапины, больше всего напоминающие следы звериных когтей...

Спустя несколько минут Игорь поднял трубку телефона, набрал знакомый номер и решительно произнес:

- Мама, привет. Мне очень нужно, чтобы сегодня Артем остался у тебя на ночь... Подробности позже. Да. У нас срочное дело. Боюсь, ждать нельзя.

* * *

Лара вернулась поздно. Игорь сидел за столом в гостиной. Ни жестом, ни словом он не отреагировал на ее появление. Дом уже погрузился в темноту, и только центр комнаты освещали несколько свечей на столе. Она вошла и остановилась в дверях, оценивая  обстановку. Он не смотрел в ее сторону - его взгляд упирался в пустую тарелку. Стол был накрыт на двоих.

- Где Артем? – голос Лары звучал напряженно, но удивления в нем не было.

- В безопасном месте. – Игорь медленно перевел взгляд на жену. – Я ждал тебя. Присаживайся. Поужинаешь со мной?

Она подошла к столу и села напротив. В тусклом свете свечей ее лицо выглядело еще более изможденным, чем вчера. Кожа обтянула заострившиеся скулы, глубже ввалились глаза. Губы потрескались и оттого опухли. Но в этом не было и намека на сексуальность - на бесцветном лице они смотрелись хищно и грубо.

- Жутко выглядишь.

Лара опустила глаза. Если бы в этот момент Игорь не смотрел на нее в упор, то не заметил бы резко расширившихся зрачков, стоило ее взгляду упасть на приборы. В остальном она полностью себя контролировала.

– Столовое серебро? Ты серьезно? – усмешка вышла разочарованной и горькой одновременно. – Напрасно ты это затеял...

- А давай проверим! – с этими словами Игорь молниеносно вскочил, схватил Лару за руку и с силой прижал ее ладонь к серебряному ножу, придавливая сверху своей. Звон полетевшей на пол посуды эхом прокатился по стенам. Но Игоря оглушали удары его собственного сердца, когда он, как в замедленной съемке, наблюдал метаморфозы на лице супруги. Глаза вылезли из орбит и вспыхнули неестественным желтым цветом. Черные зрачки сжались в мелкие точки. Гримаса боли исказила знакомые черты до неузнаваемости. Раскрывшийся рот обнажил ряды острых бурых зубов и комнату наполнил гортанный крик, быстро перерастающий в жалобный вой раненого зверя.

Холодея от ужаса, Игорь отпрянул назад. На кисти ее руки со скрюченными пальцами дымился глубокий ожог и источал омерзительный запах паленой плоти. Она медленно начала подниматься со стула и одновременно словно вытягиваться выше собственного роста. Игорь опустил взгляд  вниз. Под столом он увидел массивные, жилистые, уже не похожие на человеческие ступни с растущими на глазах когтями. В следующую секунду мощный удар отбросил его в сторону. Плечо обожгло острой болью. Боком он налетел на соседние стулья. Хруст собственных ребер и расколотых  деревянных реек послышался будто бы со стороны. «Уби-и-ирррайся прро-о-очь!» - долетели вслед уже еле распознаваемые в утробном рыке слова.

Оглушенный болью, он в дополнение крепко приложился головой об пол и на несколько секунд лишился зрения. А когда сознание прояснилось, в комнате уже стояла тишина. Обманчивая гулкая тишина, в которой удары сердца и звон в ушах заглушали все остальные звуки. Лара была где-то рядом, он чувствовал. Хотя нет... Лары больше не было. Был свирепый хищник, готовый к нападению. Могла ли наука как-то объяснить существование этого зверя или нет, но его следующей жертвой Игорь становиться не собирался. И если не в своих силах, то по крайней мере в эффективности своего оружия он был теперь уверен.

Лежащий на полу среди разломанных стульев, он пошевелился и начал медленно подтягивать к себе конечности, чтобы встать. Движение могло спровоцировать монстра, но выбора не было: встретить смерть лёжа было еще хуже. Каждый вдох отдавался болью в боку, левая рука безвольно висела вдоль туловища, рукав был темным и липким на ощупь. Догорающие на столе свечи образовывали световой круг, а углы комнаты тонули во мраке. Инстинкт самосохранения сигналил об опасности. Оттуда за ним наблюдали. Оно выжидало. Чувствуя свое превосходство, играло с ним – предлагало попытаться бежать, чтобы вонзить когти в спину.

Дверь в коридор была всего в нескольких шагах. Стоило ему повернуть голову в эту сторону, как боковым зрением он уловил вспыхнувшие желтым глаза. Инстинктивно рванув с места, метнулся к двери. На ходу подцепил здоровой рукой стул - если что, будет хоть какая-то защита. Он успел проскочить проем и начал захлопывать за собой дверь, когда из темноты угла вырвалась черная тень. Пасть монстра с выступающей вперед челюстью и массивными клыками не имела ничего общего с обликом его жены. Мощные лапы оттолкнулись от пола для последнего рывка. В этот момент дверь между ними захлопнулась, и Игорь успел подпереть ее стулом.  Убегая, он опрокинул тяжелую вешалку и еще что-то попавшееся под руку. Слабая преграда, но, возможно, даст ему хотя бы малую фору. Однако, уже в следующую секунду оглушительный треск и грохот за спиной разрушили эту надежду.

Только пролетев половину лестницы, Игорь осознал, что выбрал не то направление. Первый попавшийся на пути проем привел его в спальню. Он сам загнал себя в тупик. А дверь, разделяющая их в этот раз, внушала еще меньше надежды на защиту. Широкая вставка во всю высоту дверного полотна была выполнена из полупрозрачного стекла. Неотвратимое приближение схватки заставило мобилизоваться и попытаться воспользоваться единственным имеющимся козырем. Уверенности было мало, но от осознания безысходности страх отступил. Он встал напротив двери и завел здоровую руку за спину.

Долго ждать не пришлось. Из-за двери донеслось хриплое дыхание и хлюпающие звуки. Горбатый силуэт заполнил своей тенью стеклянную дверь. Оно чуяло кровь, поэтому ошибиться дверью не могло. Приплюснутый череп с вытянутой мордой медленно повернулся в его сторону. Следующие мгновения повергли Игоря в парализующий шок. Стоя на задних лапах, существо выпрямилось во весь рост, приняв человекоподобную стойку и сделало два уверенных шага в направлении спальни. Всего одним движением тяжелая лапа вдребезги разнесла стекло.  

Перед Игорем стояло настоящее чудовище. Его шкуру покрывала редкая растительность с проплешинами на груди и животе. Выступающий лоб нависал над суженными желтыми глазами с мелкими точками зрачков. Из клыкастой пасти сочилась мутная слюна. Уродливая голова плотно лежала на покатых плечах худощавого, но жилистого туловища. Верхние конечности спускались почти до колен и завершались широкими звериными лапами. Массивные ступни ног впивались в пол острыми закругленными когтями.

Естественной реакцией мозга, взведенного в истерическое состояние, было «бежать». Куда угодно, хоть в окно прыгнуть!  Или же просто отключиться. Но отвращение к монстру, злость на свою человеческую слабость, опостылевшее за последние дни чувство беззащитности сгенерировали в нём неудержимую волну ярости. И она выплеснулась наружу истошным криком. Отреагировав на этот животный клич, монстр припал на передние лапы и оттолкнулся в мощном прыжке. Но вместо того, чтобы отпрянуть, Игорь с готовностью принял удар, успев выбросить вперед руку с крепко зажатой рукоятью. Эффект неожиданности – единственное, что ему осталось. И еще сувенирный серебряный кинжал, заготовленный в ожидании этой встречи... Он почти не почувствовал, как зубы зверя раздробили ему ключицу. Вместо этого полностью сконцентрировался на том, чтобы удержать в руке нож. И его лезвие погрузилось в плоть по самое основание.

Столкновение отбросило два сплетенных тела на кровать. От звериного воя заложило уши.  А потом хватка на плече ослабла и Игорю удалось сбросить с себя тяжелые лапы. Скатившись с кровати он приземлился на травмированный бок. Новая вспышка боли, которой измученное тело уже не смогло сопротивляться,  погрузила его сознание в глухую темноту.

Когда он открыл глаза, в спальне было тихо. Он лежал на липком и мокром ковре. Весь ворс пропитался бурой жижей. Схватка с чудовищем всплывала в памяти эпизодами, как в тумане, а финал и вовсе ускользал. Все закончилось и он остался жив? Или еще будет продолжение? Страха не было - на него просто не было сил. Борясь с головокружением, он с трудом встал на колени. На кровати в луже крови лежало тело его жены. Из ее живота торчала рукоять кинжала. Голова была повернута к Игорю и в глазах еще теплилась жизнь. Ему пришлось наклониться, чтобы расслышать слова Лары:

- Спасибо... –  грудь еле заметно вздымалась от дыхания - ... защитил сына... Я бы... – в горле послышались булькающие звуки –  ... не смогла... жить... Так. – Изо рта по щеке заструилась кровь. На последнем выдохе ее глаза остекленели.

* * *

Спустя месяц

Последствия жуткой ночи, как это ни удивительно, удалось скрыть. Приобретенные за годы врачебной деятельности полезные связи с судмедэкспертами и безупречная репутация посодействовали Игорю в получении лояльного медицинского заключения о смерти супруги. Причиной значилось самоубийство вследствие помутнения рассудка под действием сильных психотропных препаратов. Следы лекарств были найдены в крови Лары, а упаковки обнаружились в тумбочке.

Что касается истинного пострадавшего - персонал местной больницы без лишних вопросов оказал коллеге необходимую помощь. Восстановление протекало легко и быстро, и уже спустя три недели Игорь пришел в прежнюю форму. Да и в остальном адаптация к новой жизни проходила довольно гладко: отец с сыном настроили свой быт вдвоем. Правда, не так легко залечивались психологические травмы. Устойчивое отторжение к уличным собакам, да и вообще к животным не располагало к прогулкам, и Игорь стал домоседом. По ночам его нередко посещали кошмары – некоторые картины прошлого никак не хотели оставлять в покое измученный разум.

Вот и сегодня ночью мужчина метался во сне. На лбу выступила испарина, челюсти сомкнулись до скрипа. Он судорожно сжимал руки в кулаки, отчаянно сражаясь с невидимым противником. Вынырнув наконец из тревожного сна, человек резко сел на кровати. Кожа горела, а зубы странно зудели, словно желая вонзиться в горячую плоть. Мучительный, ранее незнакомый голод, сжигал желудок изнутри. Непонимающий взгляд ощупывал комнату, пока завороженно не остановился в окне. Под лучами белого света зрачки глаз неестественно сузились. За стеклом, на темном небе невозмутимо висел большой диск манящей луны...

Автор Татьяна Анферова

Источник: https://econet.ru/

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:
, чтобы видеть ЛУЧШИЕ материалы у себя в ленте!
Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Согласны?
    Что-то интересное