Подпишитесь

Обида: Интеллигентная форма злости

Этакая интеллигентная форма агрессии, которая скрывает под собой стыд, вину и страх. На эту тему порассуждаем вместе с психологом.

Обида: Интеллигентная форма злости

Похоже, обиду я до сих пор «обижал» своим вниманием. Обида – это более мягкая, интеллигентная форма злости. Она позволяет поддерживать у обидчика образ «хорошего» человека. Эта история из моих терапевтических архивов, но ее «мотив» довольно часто звучит и в нынешних проблемах моих клиентов. Все правила конфиденциальности соблюдены.

История одной обиды

Олег, мужчина 35 лет обратился на психотерапию из-за регулярных навязчивых мыслей. Его навязчивости возникали в основном в темах работы. Работая в большой компании программистом, он не чувствовал себя комфортно в команде. Коллеги, по его мнению, игнорировали его и избегали контактов с ним.

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

Основным же источником его неприятностей были отношения с непосредственным начальником. По словам Олега, тот его недооценивал, считал «слабым» специалистом, давал ему самые ненужные и бесперспективные  задачи, на которых он не мог себя показать как профессионал.

В реальном контакте с начальником Олег робел и не высказывал ему никаких претензий и пожеланий. В его же субъективной реальности бесконечно продолжались диалоги с ним, разыгрывались различные ситуации выяснения с ним отношений. Реальный контакт с начальником перешел в контакт идеальный.

Те факты, на которые ссылался Олег, не убеждали меня в том, что все обстояло именно так, как он все преподносил. К примеру, он говорил, что на работе давали премию. На мой вопрос, дали ли ему премию, отвечал: «Да, дали. Но лишь потому, чтобы у него не возникло подозрений, что его не ценят». Все факты, которые он приводил в доказательство своей концепции, однозначно интерпретировались им как его игнорирование и даже заговор против него. Порой это начинало походить на бред.

Обида: Интеллигентная форма злости

Все мои попытки «восстановить реальность» не приводили к успеху. И это неудивительно. Мир и картина мира – это не одно и то же. Человек в такой ситуации оказывается в плену своих проекций и не способен замечать реальные факты. Он находится в ловушке своих фантазий о реальности, искажая, подстраивая реальность под свои образы ее.

Работать здесь, оставаясь на уровне когниций бесперспективно. Изощренный мозг высокоинтеллектуального человека способен «обыграть» любого, кто попытается предложить альтернативные способы видения происходящего, подобно фокуснику, ловко подтасовывая под субъективную концепцию мира, казалось бы, неоспоримые факты. Для того, чтобы решить эту задачу необходимо выходить на другой уровень психической реальности – уровень эмоций.

Навязчивые мысли – это симптом. Он возникает из энергии непроявленных, непереживаемых эмоций, которая накапливаясь, трансформируется в навязчивости. Поэтому «сражаться» с навязчивостями посредством логики бесполезно.

А из чувств, которые были доступны Олегу, очевидна была лишь обида.

Что нам известно про обиду?

Обида – непрямой способ контакта. Контакт в этом случае чаще всего осуществляется в виртуальной реальности человека. У обижающегося здесь открывается много возможностей – можно в своей фантазии бесконечно «гонять» различные ситуации взаимодействия с обидчиком. Однако обида не решает психологических задач контакта. Этот способ контакта оказывается эффективен лишь в том случае, если окружающие люди очень чувствительны.

Из моего опыта, я знаю, что зрелые проблемные отношения, как правило, являют собой сформировавшиеся паттерны более ранних, чаще всего, детско-родительских отношений. Самое время для того, чтобы в терапии поисследовать «корни» обиды и историю возникновения нынешнего проблемного способа контакта моего клиента.

Не исключение и история жизни Олега. В его семье – семье интеллигентов – существовало много социальных правил, сильно ограничивающих агрессию. Зато семейная атмосфера была пропитана стыдом и страхом. Как правило эти чувства (да еще вина), поддерживают рамки социально приемлемого, допустимого, «правильного», «хорошего» поведения и «убивают» агрессию. В каждой семье набор и комбинация этих чувств может отличаться.

Вот и в семье Олега, проявление злости было под запретом. Злость же, как известно, выполняет ряд важных функций по построению контакта. Среди них – обозначение и защита личных границ, заявление и отстаивание своих потребностей, защита своих интересов и ценностей.

Когда агрессия оказывается «вне закона», тогда она трансформируется в обиду. Обида – это более мягкая, интеллигентная форма злости. В ней, большая часть энергии, которая могла бы быть направлена на организацию контакта, оказывается остановленной и перенаправленной в сферу воображаемого контакта. Обида позволяет поддерживать у обидчика образ «хорошего» человека.

Вот только КПД обиды гораздо меньше злости. Особенно в тех случаях, когда адресат обиды не обладает специальными способностями по ее декодированию. В итоге, обида, которая не находит своего разрешения и не приводит к желанному результату (получить что-то от другого не прося его) как камни накапливается у человека. Нерешенные задачи контакта – незавершенные гештальты требуют своего завершения. Итогом такого рода ситуации может стать психосоматика, либо симптоматика невротического уровня. «Выбор» области проявления проблем зависит от структуры личности человека.

Обида: Интеллигентная форма злости

Как устроен психологический механизм обиды?

В обиде, как правило, содержится три послания к обидчику.

Первое – Я обижен!

Второе – Я чего-то хочу!

Третье – Догадайся, чего я хочу, и дай это мне!

Эти послания невербальны. Для этого используется язык тела, мимики, взгляда, интонации.

Для того, чтобы расшифровывать такого рода послания, человек, которому демонстрируют обиду, должен быть необычайно чувствителен и эмпатичен. Некоторые родители способны и готовы к такому общению.

Но уже во взрослом возрасте человек встречается с проблемами использования такого способа удовлетворения потребностей. Другой человек, не будучи родителем, как правило, не в состоянии правильно считать те послания, которые содержатся в обиде.

Сбой понимания может быть на каждом из трех выделенных уровней.

  • Первый уровень  – Я обижен, другой этого не замечает. Или делает вид, что не замечает, игнорирует. Придерживаясь общеизвестной установки: «На обиженных воду возят!»
  • Второй уровень – Я чего-то хочу, демонстрирую это другому, другой замечает обиду, но не догадывается, что за этим стоит какая-то потребность.
  • Третий уровень - другой замечает мою обиду, понимает, что я чего-то хочу, но не может понять-догадаться, что именно я хочу.

Начальник в этой истории, являясь авторитетом для клиента, попадает под родительскую проекцию. Клиент привычно начинает выстраивать с ним отработанные в контакте с родителями паттерны взаимодействия. Однако все что хорошо работало с родительскими фигурами, не срабатывает в новых производственных отношениях по одной простой причине – начальник не родитель, клиент не ребенок, а отношения не детско-родительские.

Как преодолеть ловушку обиды?

Клиент оказывается в ловушке прежних детско-родительских паттернов контакта. Обида не считывается и не расшифровывается окружающими, продолжает накапливаться. Вместе с этим растет и напряжение, которое начинает со временем канализироваться в невротический симптом – навязчивые мысли.

Для того, чтобы выйти из этой ловушки, необходимо менять неэффективные, ведущие к симптому паттерны контакта. Иногда это получается достаточно быстро. Клиент начинает осознавать свои проблемные механизмы контакта и, поддерживаемый и направляемый терапевтом, начинает экспериментировать с новыми формами поведения, получая тем самым новый опыт, и вырывается из неэффективной коммуникационной ловушки.

Подписывайтесь на наш канал VIBER!

Но чаще это более длительный процесс. И наша история из этой серии. Тогда в терапии мы сталкиваемся с устойчивым образом Я, который является итогом истории всей предыдущей жизни клиента. В таком случае клиенту бывает сложно выйти за границы устоявшегося образа Я и встретиться со своей агрессией.

Для того, чтобы эта встреча состоялась, в терапии ему придется познакомиться с другими своими сильными чувствами, «стерегущими» злость. Это стыд, вина и страх. Страх чаще всего брошенности, отвержения, одиночества… Стыд оценки, сравнения, обесценивания… Вина за то, что делаешь своих родителей несчастными… Речь здесь идет о хроническом пребывании ребенка в диапазоне таких чувств.

Под толщей страха скрыто много других чувств. Как, впрочем, и под стыдом и виной. Психотерапевт, подобен археологу, который снимает один слой за другим, для того чтобы добраться до древней исторической реликвии.

Нам же в терапии нужно добраться до агрессии для того, чтобы использовать ее энергию для нужд Я и научиться строить бессимптомные способы контакта, приводящие к удовлетворению своих желаний-потребностей.

Путь это непростой, но он того стоит!опубликовано econet.ru.

Автор Геннадий Малейчук

Фото Andrea Torres 

Задайте вопрос по теме статьи здесь

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:
Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    То несправедливое, что я делаю другому человеку, становится моей собственной судьбой. Берт Хеллингер
    Что-то интересное
    Больше материалов
    Больше материалов