Дом

Нездоровые риски и дофамин

Сразу скажу, что риск – это хорошо. Без риска не будет движения вперед и развития. Но кроме позитивного риска существует и негативный риск. Негативный риск – это вроде езды на желтый или даже на красный свет светофора, выигрыш минимальный или отсутствует, а вероятность серьезных проблем велика.
 
Тем не менее, в последнее время мы видим рост популярности негативного риска (далее по тексту – просто риск). Давайте разберемся, почему мы идем на отрицательный риск и как это связано с дофамином и мозгом, а также почему многие взрослые начинают вести себя как подростки. А кроме этого, может сформироваться и "адреналиновая наркомания". 

Нездоровые риски и дофамин

Введение

Такие формы активности, которые предполагают высокую вероятность получения травм или смерти, становятся популярнее: альпинизм, скоростные лыжные спуски, парашютный спорт, экстремальное селфи и т.п. Наблюдается рост количества людей, вовлеченных в различные виды экстремального досуга, характеризующиеся критичными для человека внешними условиями.

Статистически, увлечение подобными видами активности имеет коэффициент смертности более чем в 10 раз превосходящий обычную деятельность человека. По данным Ассоциации парашютного спорта США, которая ежегодно распространяет статистику травм и смертности в сравнении с различными видами активности (в том числе и неспортивными), коэффициент смертности в ДТП составляет 0,156 на 1000 участников, в то время как для парашютного спорта этот коэффициент на порядок больше и равен 1,1 на 1000 участников. Дорожные аварии, утопления и отравления являются серьезными причинами смертности и очень часто связаны с рискованным поведением.

Еще в 1987 году американское федеральное правительство наконец обеспокоилось высокой смертностью подростков от несчастных случаев. Сомнительные развлечения с большим отрывом лидировали в списке главных причин гибели несовершеннолетних.

Ученые получили большие гранты для проведения исследований экстремального поведения подростков. Для них уже существовал и довольной эффективный инструментарий — теория «поиска ощущений», созданная в конце 1950-х Марвином Цукерманом (Marvin Zuckerman).

Цукерман определяет «поиск ощущений», как «черту личности, выражаемую на поведенческом уровне в форме генерализованной тенденции к поиску ранее неизведанных, разнообразных и интенсивных ощущений и переживаний и подвергании себя физическому риску ради такого чувственно-эмоционального опыта».

Тяга к риску и тяга к поиску впечатлений связаны с агрессивным вождением, антисоциальным поведением, кражами и криминалом. Постоянная сильная тяга к новым, интенсивным и разнообразным удовольствиям и впечатлениям может быть как источником проблем, так и существенным мотиватором для развития личности.

Варианты рискованного поведения достаточно многообразны и для конкретной личности приемлемыми оказываются разные из них. Однако в общечеловеческом плане одним из наиболее глобальных и опасных является поведение, связанное с риском приобщения к употреблению наркотических веществ, самодеструктивному или агрессивному поведению.

 

Нейробиология рискованного поведения

Определяется балансом дофаминововой и префронтальной систем.

Дофаминовая система

Ученые установили, что причиной рискованного поведения является синдром нехватки вознаграждения, связанный с низкой плотностью дофаминовых D2 рецепторов в полосатом теле (стриатуме) и-или с проблемами с префронтальной корой.

Особенность этого дефекта и в том, что при низкой плотности рецепторов человек одновременно тянется к риску и недооценивает возможные последствия. Подобное состояние бывает у подростков и у молодых людей до 22-24 лет и у взрослых в состоянии выгорания. С точки зрения нейробиологии, оба этих состояния похожи: дисфункция префронтальной коры и дофаминовой системы. 

Реконструкция дофаминергической системы, начинающаяся в возрасте 9 -10 лет, представляет собой снижение плотности рецепторов дофамина в стриатуме (полосатом теле) и префронтальной коре головного мозга. Важно отметить, что изменения в количестве дофаминовых рецепторов отличаются в корковых и подкорковых областях.

Поскольку дофамин играет критическую роль в системе вознаграждения мозга, можно высказать предположение, что увеличение, уменьшение и перераспределение рецепторов дофамина в период полового созревания, особенно в проекции из лимбической системы в префронтальные области, будет иметь важные последствия для изучения рискованного поведения. Также подростковый возраст характеризуется повышенным порогом активации структур лимбической системы. 

Именно поэтому, подростки более чувствительны к похвале, нежели дети и взрослые. Теперь же профессор Психологии и Нейробиологии Рассел Полдрэк (Russell Poldrack) вместе с другими исследователями сделали первый шаг в направлении к идентификации областей мозга, отвечающие за это особенно поведение подростков.

"Результаты наших исследований дали возможность выдвинуть гипотезу, что рискованное поведение подростков, такое как экспериментирование с наркотиками или вступление в небезопасные половые связи, фактически обусловлено деятельностью мезолимбической системы дофамина, которую, пожалуй можно называть системой, контролирующей все пристрастия в юном мозге", - сказал Полдрэк.

У взрослых снижение плотности дофаминовых рецепторов развивается при состояниях депрессии и выгорания, оно выглядит как агедония. Кстати, сниженное часто настроение - типичный признак "переходного периода". Это синдром недостатка вознаграждения - (sуndrome reward-deficiency) – состояние, при котором «вознаграждающий центр мозга» активируется медленнее, чем это наблюдается в норме. Синдром недостатка вознаграждения характеризуется снижением базального уровня дофамина из-за недостаточной мощности рецепторов, и это приводит к необходимости поиска человеком факторов, способных вызвать повышение уровня дофамина. Часто подобное состояние развивается при длительном стрессе и любых зависимостях (от химических до психологических).

 Нездоровые риски и дофамин

Префронтальная кора

Чем хуже развита префронтальная кора, тем хуже человек оценивает риски. С возрастом происходит созревание префронтальной коры головного мозга, что ведет к усилению сознательного контроля поведения.

По мнению авторов, способность произвольно контролировать возникающие импульсы и отсеивать «несоответствующие» из них является ключевым фактором, влияющим на поведение в условиях риска.

У подростков, по сравнению с детьми и взрослыми, при получении награды усиливается деятельность отдельных подкорковых образований (нуклеарных ядер). Авторы делают вывод о том, что увеличение проявлений рискованного поведения в подростковом возрасте связано с неравномерным созреванием различных мозговых структур, а именно с взаимодействием активности лимбической системы при получении награды и префронтальной коры, контролирующей непроизвольные импульсы.

 

Психологические механизмы рискованного поведения

Нездоровые риски и дофамин

Повышенная импульсивность

Когда человек совершает поступки без размышлений. Иначе говоря, импульс побуждает к немедленному действию. Пауза позволяет подумать о других возможностях, кроме срочных действий под влиянием дофаминового импульса. Но подавление импульса требует времени и энергии, так что проще этого не делать. Из-за крайне сильной и настойчивой потребности в одобрении подросткам очень важно уметь делать паузу для размышлений и оценки.

Такие импульсы можно сдерживать, если определенные нейронные волокна в высшем отделе мозга создают «умственное пространство» между импульсом и действием. В переходном возрасте эти волокна начинают расти и противостоять импульсам к действию, создаваемым дофаминовой системой. В результате импульсивность уменьшается. Этот процесс – его иногда называют «когнитивным контролем» – важное средство снижения риска. Улучшить рост регулирующих волокон, создающих паузу между мыслью и действием, можно в любом возрасте.

 

Синдром сниженной награды

Чем меньше у человека приятного вокруг, отношений, хобби, достижений, тем более он восприимчив к внешнему дофамину – т.е. увеличение восприимчивости к болезненным пристрастиям. Все вещества и виды поведения, вызывающие привыкание, связаны с высвобождением дофамина.

Подростки не только более склонны экспериментировать с новыми впечатлениями, но и более подвержены мощным выбросам дофамина, которые у некоторых могут стать частью порочного цикла.

Так, к усиленной выработке дофамина приводит алкоголь, в итоге можно начать испытывать тягу к выпивке. Когда алкоголь выветривается, уровень дофамина резко падает. Тогда мы снова испытываем потребность в веществе, способствующем выбросу дофамина.

Исследования показывают, что продукты с высоким гликемическим индексом – такие, как полуфабрикаты или даже обычные углеводы в виде картофеля или хлеба, повышающие уровень сахара в крови, – также могут приводить к быстрому повышению уровня дофамина и активности нейронных цепей, связанных с вознаграждением и одобрением.



ГиперрациональностьНездоровые риски и дофамин

Это мышление в буквальных и конкретных терминах. Мы рассматриваем лишь детали в отрыве от общей картины; мы упускаем из виду контекст, в котором что-то происходит.

Подростки (и взрослые) с таким буквальным мышлением начинают придавать больший вес рассчитанной пользы от поступка, чем потенциальному риску этого поступка. Они зачастую осознают риск, иногда даже переоценивают возможность плохого развития событий, но придают больше значения потенциальным выгодам от своих поступков.

При гиперрациональном мышлении речь идет не об отсутствии «задних мыслей» или рассуждений, как в случае с импульсивностью, и не о пристрастии к особому поведению или веществам, которые мы употребляем.

Этот когнитивный процесс основан на расчетах, которые придают больший вес позитивному итогу и пренебрегают возможными негативными результатами. Под «весом» я имею в виду то, что центры оценки головного мозга принижают значение негативного результата и в то же время усиливают значение позитивного итога. Весы, на которых подростки взвешивают свои возможности, настроены на благоприятные показания. Доводы «за» значительно перевешивают доводы «против», и кажется, что игра стоит свеч.

Гиперрациональность можно продемонстрировать на экстремальном примере русской рулетки, когда один патрон помещают в шестизарядный барабан револьвера. У вас есть пять шансов из шести получить $6 000 000 в случае выигрыша. В целом это значит, что если сотни людей будут играть в русскую рулетку, то статистический средний выигрыш (5 раз из 6) составит $5 000 000. Почему бы не попробовать?

Однако дело в том, что если вы проиграете, то умрете. Этот вызов легко понять. Действительно, скорее всего вы получите миллионы долларов. Если вы сосредоточены на позитивном итоге и минимизируете вероятность риска, то принимаете участие в игре. «Почему бы и нет?»

Да, это кажется математически правильным. Но не нужно заниматься такой оценкой вероятности. Вопрос-ловушка: «Что, скорее всего, случится, если я сделаю это?» – требует сущностного мышления и интуиции, которая выводит вас за рамки гиперрациональных расчетов. С ростом и развитием мозга интуитивное чувство укрепляется, и мы начинаем понимать, что играть в русскую рулетку не стоит.

 

Социальные аспекты рискованного поведения

Подростки, а также люди, склонные к риску, особенно в присутствии значимых других, ведут себя более рискованно, желая получить вознаграждение. Это связано и с афишированием своих «подвигов», выкладыванию видео и т.д.

В исследованиях зафиксировано, что число участков головного мозга, ответственных за получение вознаграждения, увеличивается в возрасте от 10 до 16 лет (среди изменений в дофаминэргической системе головного мозга — увеличение числа и относительной плотности рецепторов дофамина), и именно эти зоны стимулируются при рискованном поведении.

Адаптационная ценность поведения, связанного с риском, заключается в том, что совершение рискованных поступков является формой поведения, повышающей социальный статус. Ученые обнаружили, что подростки, в отличие от детей, довольно хорошо взвешивают все плюсы и минусы в своих решениях, но они любят идти на риск больше, чем другие возрастные группы: им особенно нравится, какими они кажутся другим, когда им чего-то “удается избежать”.

Ученые установили, что одно лишь присутствие друзей благодаря повышенной восприимчивости к социальному вознаграждению делает подростков более чувствительными к любым другим видам вознаграждения, в том числе к потенциальному вознаграждению от рискованного поведения.

В процессе экспериментов по изучению рискованного поведения с одновременным сканированием головного мозга ученые говорили подросткам, что друзья наблюдают за ними из другой комнаты, и одно это сразу активизировало у них центры вознаграждения. У взрослых такого не наблюдалось. А чем сильнее активизированы эти центры, тем на больший риск готов пойти подросток.

Когда подросткам демонстрировались изображения с вознаграждающими стимулами — большой стопкой денег, — их центр вознаграждения активизировался сильнее, если за подростком наблюдали его друзья, чем когда подросток был один. Этот «эффект сверстников» не наблюдался при тестировании взрослых людей. Так, если четверка состоит исключительно из молодых людей, особенно до 22 лет, они принимают более рискованные решения, чем когда состав команды смешанный: молодые люди и люди старшего возраста. 

 

Адреналиновые наркоманы

В науке термина «адреналиновая зависимость» не существует, но так часто называют зависимость от риска. В ее основе лежит нарушения обмена дофамина. Так, доктор Арчибальд Д.Харт считает, что адреналиновая зависимость основана не на психологической, а на химической зависимости. Дуэлянты, авантюристы, шпионы, флибустьеры и путешественники – все они испытывали неодолимую жажду к ярким ощущениям и действиям, непременно граничащим с опасностью.

Изучая что-то, добиваясь и открывая для себя новое и опасное, вы стимулируете самые верхние, интегрирующие другие ощущения слои коры мозга, что через обратную связь приводит к стимуляции всей нервной системы - повышается давление, появляется ощущение лёгкости и душевного подъёма. Чем вы рисковее и конфликтнее, тем больше хочется двигаться и тем лучше себя соответственно чувствуете, имитируя при этом процессы от созидательной умственной деятельности или спорта.

Чем больше «да», тем выше вероятность, что вы «подсели» на любимое экстремальное занятие. И кстати, неважно, работа это или хобби.

1. Вы готовы заниматься экстремальным занятием за счет сна.

2. Необходимость прекратить его всерьез ухудшает ваше настроение.

3. Вы чувствуете возбуждение и прилив энергии, только попадая в опасные для жизни ситуации, в остальное время вы пассивны или подавлены.

4. Опасность помогает вам забыть о нерешенных проблемах и неприятностях.

5. Вы постоянно думаете и мечтаете о своем экстремальном увлечении, когда нет возможности заниматься им.

 

Заключение

Дисфункция дофаминовых рецепторов вызывает тягу к риску, который сопровождается угрозой для жизни, а также связана с зависимостями и антисоциальным поведением. Правильно насыщайте свои рецепторы и так вы сможете удовлетворить себя здоровым способом. Увеличивая дозу риска вы скорее превратитесь в наркомана, чем накормите свой мозг.опубликовано econet.ru

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Штука в чем: Если ты холоден — ты ранишь людей. Если ты чувствительный — люди ранят тебя. Ф. М. Достоевский
    Что-то интересное
      Больше материалов
      Больше материалов