Подпишитесь
Дом

Ангиогенез: Движущая сила любого рака

Интересно понаблюдать за перипетиями вхождения новых идей, нередко это очень трудный и тернистый путь. Давайте посмотрим, что случилось с одной революционной теорией, которая ко всеобщему облегчению уже миновала третий этап и теперь ее справедливость ни у кого не вызывает сомнений.

Ангиогенез: Движущая сила любого рака

Речь идет об ангиогенезе (развитии кровеносных сосудов, ассоциирующихся со злокачественными новообразованиями). О самом этом понятии - ангиогенез - онкологическое сообщество до недавнего времени ничего не ведало и ведать не хотело, считая это бредом идиота-хирурга, взявшегося учить “неприкосновенную” касту онкологов. Доктор Джуда Фолкман, военный врач-хирург флота США, в середине шестидесятых годов, проводя многочисленные онкологические операции, заметил одну странную особенность. Буквально все злокачественные опухоли были насквозь пронизаны и опутаны мелкими кровеносными сосудами (капиллярами). Причем в отличие от нормальных капилляров, достаточно прочных и гибких, эти раковые сосуды и капилляры были необычно хрупкие, словно сделанные на скорую руку. 

Ангиогенез и рак

Здесь нужно заметить, что кровеносная система со всеми ее сосудами и капиллярами, дается нам раз и навсегда и формируется еще в утробе матери. Между прочим, ее общая длина составляет ни много ни мало 60 000 миль, т.е. больше 100000 км. 

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

Как правило, клетки стенок кровеносных сосудов не делятся и не создают новых капилляров, за исключением чрезвычайных обстоятельств - ранение например, когда требуется провести ремонт поврежденных тканей или органов, или после менструации. Это как раз те случаи, когда необходима скорость даже в ущерб качеству. Такие сосуды крайне непрочны, при малейшем повреждении могут рваться и кровоточить, и как только необходимость в них отпадает организм от них избавляется. Для этого существует специальный механизм саморегуляции и строгого контроля.

Капилляры несут питательные вещества и кислород ко всем клеткам тела и уносят отходы их жизнедеятельности, без них ни одна клетка существовать не может. Это равно относится и к раковым клеткам. Для выживания растущая опухоль отчаянно нуждается в собственной кровеносной системе, но поскольку опухоль растет очень быстро, то и сосуды должны расти не менее быстро, т.е. опять же скорость в ущерб качеству. Да по-другому и быть не может, поскольку используется один и тот же механизм роста сосудов, как для раковой опухоли, так и для аварийного ремонта поврежденных систем организма.

Доктор Фолкман назвал это явление (обретение опухолью способности создавать собственную кровеносную систему) angiogenesis - ангиогенез, от греческого angio- сосуд и genesis- рождение. Он вполне резонно рассудил, что раковые зародыши размером с острие иглы каким-то образом умудряются использовать имеющийся у организма механизм быстрого реагирования для создания временной кровеносной системы, и если не дать им этим механизмом воспользоваться, то они так и останутся в этом спящем состоянии и никогда не смогут развиться в то, что называют злокачественной опухолью.

Реакция научного сообщества была вполне предсказуема. Хирург, который по-видимому ничего не знает о биологии рака, выступает с какой-то странной “водопроводной” теорией. Но он был не просто хирургом, но и одновременно профессором медицинского факультета в Гарварде и главой хирургического отделения в крупной детской больнице - упрямый и вовсе не робкого десятка человек. Совсем уж отмахнуться от его эксцентричных гипотез было нельзя, и в 1971 году они были опубликованы в «Медицинском Журнале Новой Англии».

Что потом началось - не опишешь словами. Никакой реакции на статью не было. Зато было другое: за ним прочно укоренилось прозвище - шарлатан, с его лекций демонстративно уходили, коллеги по работе просто от него шарахались, даже студенты стали его покидать. 

В карьерной американской медицине такое пятно в преподавательской биографии никому не нужно. Непреклонность доктора Фолкмана стоила ему потери поста главы хирургического отделения.
"Бороться и искать, найти, и не сдаваться" - это про него, он вполне бы мог претендовать на роль третьего капитана в известном романе В. Каверина. Не обращая внимания на злопыхателей, доктор продолжал исследования и сформулировал свою теорию развития рака.

Ангиогенез: Движущая сила любого рака

Вот ее основные положения:

1. Микроопухоли не могут развиться в опасные для жизни злокачественные новообразования без создания собственной кровеносной системы, питающей их.

2. Для того чтобы это сделать, микроопухоли выделяют химические субстанции, называемые ангиогенины, побуждающие кровеносные сосуды достигать их и генерировать систему новых сосудов.

3. Раковые клетки, отпочковавшиеся от основной опухоли - то есть метастазы, опасны только тогда, когда им удается создать свою собственную кровеносную систему.

4. Основная опухоль посылает метастазы. Но как всякая колониальная империя, она держит руку на пульсе и не дает своим колониям-метастазам слишком большой независимости, производя специальную химическую субстанцию - ангиостатин, блокирующую рост новых сосудов.

Да, но где доказательства, господа? Где этот мифический ангиостатин, блокирующий рост сосудов? Смешно было думать, что исследовательские лаборатории бросятся искать вещество, являющееся плодом воображения свихнувшегося хирурга, тем более, что задача представлялась совершенно непосильной - найти этот самый ангиостатин среди тысяч разных белков, которые производит растущая опухоль. Как в сказке - “Пойди туда, не знаю куда и принеси то, не знаю что”. Дурных нема. Это умные так думают и ошибаются - как в нашем случае. Но безумные идеи на то и безумные, что привлекают одержимых людей.

Таким оказался молодой исследователь-хирург Майкл О'Рейлли, чья воля и упорство была под стать боссу. В течение двух лет он искал ангиостатин в моче мышей, резистентных к метастазам. Наконец он нашел протеин, блокирующий рост сосудов куриных эмбрионов, где сосуды растут очень быстро.

Момент истины настал. Нужно было показать эффективность ангиостатина на живых организмах. Двадцати мышам ввели тип рака, чьи метастазы при удалении основной опухоли быстро прорастают в легкие. Сразу после введения раковых клеток половине мышей ввели ангиостатин. Через несколько дней в присутствии многочисленных свидетелей провели вскрытие всех участников эксперимента. Легкие контрольной группы были черными, пронизанными метастазами. У другой половины получивших инъекцию мифического ангиостатина легкие остались девственно розовыми, без каких-либо признаков рака. Случилось это в 1994 году, двадцать лет спустя.

Ангиогенез сразу занял сердца и умы всего онкологического и фармацевтического сообщества. А где же хулители, с их званиями и дипломами?Думаете, лишили-отобрали? Да ничего подобного! Они теперь в первых рядах нового прогрессивного направления в онкологии. Вещают. Ну да бог с ними.  

Гораздо более интересно знать, что же с тех пор изменилось в плане эффективности лечения раковых больных. Где фармацевтические гиганты с их огромными ресурсами? Что они сделали за прошедшие 15 лет? Работали и работают, уже выдали восемь препаратов, блокирующих рост сосудов. Эти препараты выгодно отличаются от традиционных препаратов для химиотерапии, прежде всего своей избирательностью, они не затрагивают здоровые сосуды и гораздо менее токсичны для организма.

Так что же, можно теперь вздохнуть с облегчением? Нашлась, наконец, серебряная пуля, победили это чудовище? Очень хотелось бы дать утвердительный ответ. Но все мы знаем, что это не так.

В одних случаях новые препараты были весьма эффективны, в других - результаты разочаровывали. Все это было очень далеко от того сто-процентного результата, продемонстрированного на мышах. И дело не только в том, что одно дело - мыши, а совсем другое - люди. В том мышином эксперименте ангиостатин мышам вводили практически одновременно с раковыми клетками, т.е. эти клетки еще не успели сформировать собственно опухоль со своей кровеносной системой. Препарат блокировал развитие опухоли в самом зародыше, прекрасно показав справедливость теории доктора Фолкмана. Если же время упущено и основная опухоль, или ее метастазы успели сформировать свою собственную кровеносную систему, тогда одним ангиостатином не обойдешься, ведь он и задуман был как некий наместник, представитель центра, держащий под контролем заморские территории. Ну а если этим территориям удалось стать самодостаточными, кому он тогда нужен.

Что же из всего этого следует? Совершенно верно, необходимо постоянно блокировать этих монстров в колыбели. Ну вот, скажете Вы, приехали. Прикажете теперь в профилактических целях эти препараты, как витамины, глотать на постоянной основе. Ни в коем случае, даже мысли такой не держу. Эта золотая по стоимости профилактика ничего кроме вреда принести не может.

Вырисовывается какой-то замкнутый круг. Больным, а еще больше здоровым людям, (никого не хочу пугать, но как можно было заметить, отсутствие клинических показателей вовсе не означает отсутствие раковых клеток) жизненно необходимо иметь вещества типа ангиостатина на постоянной основе, но химические препараты на эту роль определенно не годятся. По счастью, ангиогенез привлек внимание не только капитанов фармацевтической индустрии, но и ученых из альтернативного сообщества.

Они и показали, что те же самые активные вещества фармацевтических препаратов, блокирующие рост сосудов, можно найти в природных соединениях и их повседневное употребление никакими побочными эффектами (медицинского и финансового характера) никому не грозит. Но вопрос этот не столь однозначен - есть вещества, блокирующие рост сосудов, а есть и провоцирующие их рост. Оказывается, организму нужны и те и другие - главное баланс. Опять настало время для мозгового штурма, надеюсь последнего в нашем расследовании. Придется потерпеть, без малопонятных терминов никак не обойтись. Рассмотрим более подробно механизм ангиогенеза не любопытства ради, а с чисто утилитарной целью - выявить его слабые места, ведь ничто в природе не совершенно.

Ангиогенез: Движущая сила любого рака

Практически все живые организмы обладают способностью восстанавливать свои поврежденные ткани, для этого существует специальный хорошо отлаженный механизм. Речь идет о воспалительном процессе. Как только случается повреждение любого рода - будь то порез, ожог, удар, инфекция и пр., он немедленно начинает работать. Каким образом? Тромбоциты крови, как сторожевые псы, фиксируют нарушителя и окружают его со всех сторон. Они подают сигнал бедствия, выделяя определенную химическую субстанцию PDGF - фактор роста, полученный из тромбоцитов.

Получив этот сигнал, в дело вступают своего рода “силы быстрого реагирования” - лейкоциты иммунной системы. Они в свою очередь начинают выделять химические вещества (сложные названия которых я опускаю ради простоты изложения), координирующие весь процесс восстановления. Для удобства назовем их воспалительные субстанции (ВС). Работа закипела. В первую очередь эти химические вещества расширяют окружающую рану, кровеносные сосуды, облегчая к ним доступ прибывающих туда в качестве своего рода подкрепления других клеток иммунной системы. Затем они как бы запаивают рану, вбрасывая в кровь огромное количество тромбоцитов, что приводит к свертыванию крови вокруг раны. Половина работы сделана. 

Теперь остается разобраться с непрошеными гостями, покусившимися на целостность организма. Для этого прилегающие к ране ткани разрыхляются, давая возможность иммунным клеткам войти и уничтожить чужеродные тела. Но остались поврежденные ткани, и здесь, внимание, включается механизм восстановления повреждений. 

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен!

Остановимся на этом подробнее. Те же самые химические вещества, название которых мы опустили, побуждают поврежденные ткани к росту. Ткани должны восстановить свои утерянные позиции путем ускоренного деления клеток, а для этого их, естественно, необходимо обеспечить кислородом и питательными веществами. Окружающие рану кровеносные сосуды получают команду быстро расти и организовать необходимое кровоснабжение. Все это продолжается ровно столько, сколько нужно для полного восстановления раны. Как только это происходит, рост тканей и сосудов прекращается, и созданная временная кровеносная система безболезненно удаляется из организма. Силы быстрого реагирования - клетки иммунной системы - переходят в режим ожидания.

Каждый из нас многократно испытывал на себе работу воспалительного процесса, будь это простая заноза или глубокая рана - внешние проявления могут быть разные, но стоящий за этим механизм один и тот же. Замечательное произведение природы, служащее нам верой и правдой.

Но вот оказывается, что некая группа товарищей “положила на него глаз” и научилась его использовать в своих, далеко не благих целях. Товарищи, мне кажется, в представлении не нуждаются. Знакомые все лица - раковые клетки, желающие стать отдельной самостоятельной структурой в нашем организме. Когда речь идет о стадиях, через которые должна пройти переродившаяся клетка в то, что мы называем раком, было отмечено, что при достижении третьей стадии, стадии-развития, в числе прочего злокачественная структура приобретает способность формировать обслуживающую ее кровеносную систему.

Ангиогенез: Движущая сила любого рака

Они, эти товарищи, ничего нового не придумали, да и зачем, ведь воспалительный процесс работает очень эффективно. Они его только слегка модифицировали, сделали непрерывным. Так же как и при легитимном процессе, раковые клетки в огромных количествах производят те же самые химические субстанции (назовем их для особо любознательных товарищей – цитокин и хемокин), инициирующие воспалительный процесс, благодаря которому достигаются те же цели, что и при самовосстановлении поврежденных тканей.

Но если в первом случае производство воспалительных субстанций прекращается с завершением ремонтных работ и клетки получают команду к прекращению воспроизводства, то во втором - эти воспалительные субстанции производятся в нарастающих количествах. Они (ВС) совершенно также как и в первом случае провоцируют клетки, раковые клетки, к быстрому росту, разрыхляют окружающие ткани, облегчающие этот рост и наконец стимулируют быстрый рост кровеносных сосудов. 

А где же клетки иммунной системы, почему они не выполняют своих обязанностей? Вот здесь как раз и возникает этот злобный, порочный круг. Как только опухоль выделяет в огромных количествах ВС, клетки иммунной системы немедленно туда направляются. Однако не бросаются уничтожать опухоль, а благодаря плотному туману из воспалительных субстанций впадают в растерянность, перестают понимать что от них требуется и сами в свою очередь начинают выделять эти ВС в больших количествах.

Парадокс состоит в том, что сформировавшаяся злокачественная опухоль использует защитный механизм организма - иммунную систему - для стимуляции своего роста. Печально, но факт. И это до такой степени факт, что уже существуют методики, связывающие продолжительность жизни больных с разными видами рака с интенсивностью воспалительного процесса, провоцируемого опухолью. Удалось даже выделить единичную провоспалительную субстанцию, в очень большой степени отвечающую за рост как самой опухоли, так и кровеносных сосудов и метастазирование раковых клеток, под названием транскрипцио́нный фактор NF-κB, своего рода “черный рыцарь” раковой опухоли. В этом нет никакого преувеличения, уже появились работы, показывающие, что можно предотвратить развитие практически любого вида рака путем подавления транскрипцио́нного фактора NF-κB. 

Подписывайтесь на наш канал VIBER!

И это не обязательно должны быть химические препараты. Нужны молекулы природных соединений, которые являются ингибиторами транскрипцио́нного фактора NF-κB . Веществ этих на удивление много. Подробно об этом несколько позже, пока назовем только два - это одна из форм кахетина, полифенол, присутствующий в зеленом чае, и резвератрол, его можно найти в виноградных косточках и в красном вине.опубликовано econet.ru.

Задайте вопрос по теме статьи здесь

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Комментарии (Всего: 1)
    • Noavatar
      0 / 0

      Это интересная информация. Но из военной медицины известно (а именно там происходит много повреждений ткани и потом нужно зарастание ран), что сосуды именно растут сначала на матрице, а потом уже идет достройка остальными клетками подкожной и жировой клетчатки. В раневом процессе сначала идет жидкость частью из крови и лимфы, называемой сукровицей. Потом идет прорастание матрикса вместе с сосудами, потом уже идет соединительная ткань – коллаген. Это первичное натяжение краев раны или заживление. Кстати были работы в Союзе, когда нерв вживляли в кровеносный сосуд, и он отрастал быстро. А потом нерв вынимали, и присоединяли к исполнительной мышце. Т.е. в кислородной среде все растет быстро. В том числе и сосуды. Но мне интересно и эта информация про сосуды. Ибо часть моих (наших)
      Исследований посвящена именно раковым заболеваниям. Есть много практических положительных
      Наработок. Попозже я подготовлю наш статью.
      А пока скажу тоже интересное в теме излечения от рака ...новым методом. Метод можно назвать клин клином (пока так). У каждой биологической системы есть своя защита на гуморальном и нервном уровнях. Опухоль, строящаяся из клеток живого организма как бы и своя, но требует много кислорода для своего развития. На потреблении кислорода разработан маркер швейцарскими учеными. Чем больше потребляется кислорода опухолью (злокачественной или доброкачественной быстрорастущей) тем она опаснее. Уничтожить рак не просто. Неправильное лечение ведет к его росту с метастазами и без или затиханию роста , а потом метастазированию "тихим сапом". Самое интересное наше наблюдение - опухоль не "осознает", что, разрастаясь, она убивает и носитель, а значит саму себя, т.е. в неё не вложена генетическая память осознания опасности самоуничтожения. Правильнее сказать не в нее саму, а в тот ФАКТОР, которые включил саморазвитие из клеток биосубстрата т.е. организма. Имеется основание предположить, что этот ФАКТОР не имеет Родины планеты Земля. Т.е. он есть почти у всех, но ни у всех он проявляется в то или иное время. У этого фактора есть своя система защиты. И если он так искусно проходит все защиты организма на начальном и последующем этапах своего развития, то почему бы не попробовать ему изменить условия жизни. Не нахрапом - химия, радио, хирургия. А его же методом - изменив среду обитания и жизнедеятельности самого носителя. Т.е пока биоорганизм живет как обычно ФАКТОР ничего не "подозревает". Если есть попытка уничтожить ФАКТОР - это 50 на 50. А вот если поменять правила игры и изменить (не резко!) а постепенно среду обитания и жизнедеятельности организма, то ничего не заподозрившая «тварь», вынуждена тоже будет умерить свое развитие. При этом останавливаются метастазы, они уменьшаются, осумковываются и в конечном итоге лизируются. Особенно это четко прослеживается на животных. У них метаболизм быстрый. Сама же опухоль замедляет свой рост и свое влияние на организм. У организма появляется своя энергия, усыпленные ФАКТОРОМ клетки защиты выстраивают (или правильно сказать достраивают) новую стену защиты, организм просыпается. И... в большинстве своем злокачественные клетки перерождаются в почти обычные (например, клетки рака молочной железы - в фиброаденоматозные и другие) или происходит некроз, с чем это связано пока неясно. ФАКТОР уходит в свою «нору» или исчезает совсем - тоже. Но организм живет и здравствует. Единственно то, что организму теперь всегда нужно будет находиться в этих новых условиях или поддерживать их периодически. Лечение само недорогое, что вызовет недовольство тех, кто греет на этом руки. И может быть практически общедоступным. Оно кстати помогает и от многих иных тяжелых недугов. Полагаю, что ввести его в медицину, даже как вспомогательный элемент, будет архисложно. Так как при его повседневном применении многие сегодняшние лекарства попросту становятся ненужными или их прием можно сократит в разы. А это не понравиться производителям химии. Думаем ввести его в народные средства будет самое то. С ним можно жить долго, а главное не "расстраивать" свой карман на жутко дорогие лекарства. Природа, из которой мы все вышли, дает нам шанс не погубить себя и ее саму.
      У нас своя технология и ее надо опробовать на широком круге населения с различными (не только со злокачественными) заболеваниями. До сих пор количество потребляющих продукт было около 20000 человек, из них наблюдаемых в течение 10 лет, злокачественными около 100. В основном, свои, родные, друзья, знакомые. их родственники и знакомые и т.д.
      Есть аналоги, но с меньшим эффектом действия. Смена места жительства: горы не ниже 4000 метров над уровнем моря. Или на Крайний Север. Смена питания с преобладанием растительной пищи и природного масла. Ну это последнее все знают. Прекратить пить газировку. И стараться максимально вырабатывать энергию за день (чтобы меньше досталось ФАКТОРУ). На работе или в фитнессе. Или дома на велоэргометре или беговой дорожке. И нужно иметь или придумать для себя какую-то новую цель в жизни.

      Как будет проведено исследование на регионе, то будет иметь смысл выходить с этим в народ.
      Напишу результаты, и будем обсуждать и пробовать технологию все вместе.

      Ответить

    Добавить комментарий

    Не успеешь найти смысл жизни, как его уже поменяли. Джордж Карлин
    Что-то интересное
    Больше материалов
    Больше материалов