Подпишитесь
Религиозная философия
Поскольку «человеческое сердце не находит себе покоя, пока оно не найдет и не осуществи...

К ВОПРОСУ О СОПРОТИВЛЕНИИ ЗЛУ: О РАЗЛИЧНОМ ОТНОШЕНИИ К ВРАГАМ

 

Свт. Филарет Московский о различных видах врагов и, соответственно, различном отношении к ним говорит:

 

«Люби врагов своих, сокрушай врагов Отечества, гнушайся врагами Божиими».

 

При этом слова Спасителя: «А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5: 39) — наставляют нас только в отношении насилия, причиняемого нам лично.

Так А. П. Лопухин, при толковании этих слов, приводит следующее мнение Морисона:

 

«должны ли мы никогда не противиться злому человеку?

да, должны противиться часто и до последней степени. Но это противление никогда не должно быть делом личной мести; а здесь Спаситель именно и говорит о личной мести, и только о ней» [1] (1. См. толкование на Мф. 5:39).

Аналогично толкуется данный текст и в «Троицких листках»: «Желая показать, что и ветхозаветный Закон был, в сущности, основан на любви к ближнему, что он не для того был дан, чтобы угождать мстительности человеческой, а напротив, чтобы обуздывать ее и погашать зло, Христос Спаситель вырывает самый корень зла — любомстительность, и прямо указывает, в каком расположении сердца христианин должен встречать обиды, если хочет поступать по духу Закона, а не по букве его: А Я говорю вам: не противься злому. Это не значит, что вовсе не нужно наказывать всякое зло; защищать невинных и наказывать злых есть священная обязанность начальства, и апостол Павел называет начальника Божиим слугой, отмстителем в наказание делающему злое (Рим. 13:4). Сам Христос Спаситель бичом изгнал из храма Божия оскорбителей святыни Его. Когда дело идет о славе Божией, о спасении ближнего, тогда противься злу, делай все, что можешь, чтобы зло прекратилось; но когда обида касается одного тебя, когда от нее нет никому другому вреда, а в твоем сердце начинает кипеть чувство мести, тогда — не противься злому. “Не говорит: не противься брату, — объясняет святитель Иоанн Златоуст, — но злому, показывая тем, что брат наносит тебе обиду по наущению диавола, и таким образом, слагая вину на другого (на диавола), весьма много ослабляет и пресекает гнев против обидевшего. Противься лукавому так, как повелел Сам Спаситель, т. е. готовностью терпеть зло. Сим образом ты действительно победишь лукавого. Ибо не огнем погашают огонь, а водою”» (1. См. толкование на Мф. 5:39).

 

Апостол Павел пишет: «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию . Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь. Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья [2]. Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12:19-21).

Таким образом, если зло касается только нас самих и при этом в сердце появляется обида и чувство мести, тогда — не следует противься злому. Этим мы выполним наказ (наставление) Спасителя и заработаем венцы, т.е. преобразуем зло в добро для себя. Однако здесь придётся победить себя в себе, что довольно трудно. Ибо, как говорит архим. Иоанн Крестьянкин, — «победа над собой — самая трудная из всех побед по причине силы врага, ведь я сам и есть свой враг. И борьба эта самая длительная, ибо оканчивается она только с окончанием жизни. Борьба с собой, борьба с грехом всегда останется подвигом, а значит, будет страданием...».  

Когда же зло причиняется нашим близким, — то реакция на это должна быть уже иной! Кроме того, если насилие, причиняемое кем-то нам лично, может от того же самого источника стать насилием и для других людей, включая наших близких, то нам необходимо принять соответствующие меры в отношении этого источника зла, даже несмотря на связанный с этим собственный риск.

Так святой великомученик Димитрий Солунский благословил христианина Нестора на смертный поединок с убийцей христиан — гладиатором Лийем. А апостол Павел даже говорил, что «желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть Израильтян...» (Рим. 9:3, 4). Ибо «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13). 

Также и слова «любите врагов ваших» (Мф. 5:44; Лк. 6:35) не относятся к врагам Отечества, веры и наших близких. Прп. Паисий Святогорец учит: «Пусть тот, кто сражается на войне за Веру и Отечество, осенит себя крестом и не боится, ведь он имеет помощником Бога!» (47). По мнению И. А. Ильина: «необходимость оборонять родину, веру и святыни ставит человека в положение не воспитателя, а воина» (2:280). И великий святой — прп. Сергий Радонежский — благословил и вдохновил благоверного князя Димитрия Донского на смертный бой с татарами. И, кроме того, «послал ещё двух своих иноков (Александра Пересвета и Андрея Ослябю — П.Д.) убивать татар» (2:454).

При этом, хотя война — не Божий выбор, а выбор падшего мира, вмешательство Бога в ход войны ясно говорит о том, что даже в таком крайне жестоком виде насилия, как война, — в определённых случаях [3] — можно получить помощь у Бога [4]. А ведь «Он твердыня; совершенны дела Его, и все пути Его праведны; Бог верен, и нет неправды в Нем; Он праведен и истинен» (Втор. 32:4).

И в Новом Завете мы находим пример применения силы против неправедности, показанный нам Самим Богочеловеком: «Приближалась Пасха Иудейская, и Иисус пришел в Иерусалим и нашел, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег. И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли» (Ин. 2:13-16. См. также Мк. 11:15-17; Мф. 21:12, 13).

И слова Иисуса Христа: «Возврати меч свой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут» (Мф. 26:52), — сказанные Им после того, как «один из бывших с Иисусом, простерши руку, извлек меч свой и, ударив раба первосвященникова, отсек ему ухо» (Мф. 26:51), — не говорят о полном запрете сопротивления злу силой (хотя эти слова иногда и приводят именно как обоснование полного запрета сопротивления злу силой).

Словами «Возврати меч свой в его место» [5] Иисус, — по мнению свт. Иоанна Златоуста, — остановил горячность Своих учеников, «показывая, что случившееся с Ним соответствует Писанию». Ибо, если «происходящее со Мною подтверждается Священным Писанием, то для чего вы сопротивляетесь?» (1. См. толкование на Мф. 26:51). Ведь ещё не была совершена добровольная Искупительная Жертва, заключающая в себе победу над грехом и смертью. Блж. Феофилакт Болгарский тоже полагает, что «все это совершилось, дабы исполнились Писания, предвозвестившие все это» (3:463).

 

Именно поэтому Спаситель и сказал Петру: «Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? как же сбудутся Писания, что так должно быть?» (Мф. 26:53). В  Евангелие от Иоанна о данном событии говорится: «Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» (Ин. 18: 11). По словам свт. Иоанна Златоуста Иисус Христос так объясняет и «разрешает недоумение, для чего Он восхотел предать Себя. Сие же бысть, говорит Он, да сбудутся писания пророческая (Мф. 26: 56)» (1. См.  толкование на Мф. 26:51).

 

Об этом же повествует и следующее. Когда Иисус Христос начал открывать ученикам Своим, что Ему «должно пострадать ... и быть убиту, и в третий день воскреснуть» (Мф. 16:21; Мк. 8:31), то Пётр «начал прекословить Ему» (Мф. 16:22; Мк. 8:32). В ответ Иисус сказал Петру: «отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф. 16:23. См. также Мк. 8:33). Таким образом, смысл слов: «Возврати меч свой в его место» заключается в том, чтобы ученики Спасителя не препятствовали исполнению Писаний.

 

При этом слова: «все, взявшие меч, мечом погибнут», приведённые в Мф. 26:52 (в других Евангелиях эти, или аналогичные им, слова отсутствуют), по-видимому, относятся не ко всем, «взявшим меч», а лишь к тем, кто сам нападает и к тем, кто применяет излишнюю силу и жестокость при защите от нападения [6]. При таком толковании, данные слова и приведённые в Библии примеры применения силы (о помощи Божьей в войнах; о том, что Иисус в Иерусалимском храме выгнал «продающих» и «меновщиков денег»), а также и другие примеры (о словах и действиях святых в отношении применения силы при защите Отечества и близких), будут находиться в соответствии друг с другом.

 

По мнению архиепископа Аверкия (Таушева): «Неужели в наше время каждому честному и сознательному христианину еще может быть не ясно, что безусловное “всепрощение” нужно лишь врагу Христову Антихристу, дабы люди окончательно потеряли чувство различения добра и зла, помирились бы со злом, охотно приняли его, а затем и самого Антихриста, не помышляя о борьбе с ним?

 

Это не больше, как лицемерно-фарисейское лукавство врага, жаждущего нашей погибели! Ведь если бы христианское всепрощение, дарованное нам Воскресшим Христом-Спасителем, простиралось, так сказать, автоматически и на тех, которые не желают каяться и исправлять свою жизнь, тогда не давал бы Господь Своим Апостолам, а в лице их и всем их преемникам, пастырям Церкви, наряду с властью “разрешать грехи” власть “вязать” их и не сказал бы, явившись им по Воскресении: “Им же отпустите грехи, отпустятся им, и им же держите, держатся”, то есть: не отпустятся (Ин. 20:23). Какая, в самом деле, беспредельная и безрассудная дерзость считать себя любвеобильнее Самого Бога и “исправлять” Евангелие Христово, сочиняя какое-то свое собственное “евангелие”!

 

Будем же всячески беречь себя, братие, от этой лукавой закваски современного фарисейства! Решительно борясь со всякими самомалейшими проявлениями зла и греха в своей собственной душе, не будем бояться вскрывать и изобличать зло повсюду, где оно в современной жизни себя обнаруживает – не по гордости и по самолюбию, а единственно — по любви к истине. Наша главная задача в это лукавое время лживого бесстыдства — сохранить всецелую верность и преданность подлинной Евангельской Истине и Начальнику нашего спасения — воскресшему тридневно из гроба Христу — Жизнодавцу, Победителю ада и смерти”» (5).

 

Добавим к этому, что «лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идет на бой» з трагедии «Фауст» немецкого ученого и поэта Иоганна Вольфганга Гете (1749-1832). Эти, «знаменитые слова Гете», как говорит доктор психологических наук, проф. Б. С. Братусь,  — «носят поэтому отнюдь не метафорический, а прямой психологический смысл: и счастье, и свободу человек не может завоевать раз и навсегда, на всю оставшуюся жизнь, он (и это единственный путь) должен завоевывать, отстаивать их ежедневно» (6:57).

 

ЦИТИРУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Толкование Священного Писания. Монастырь «ОПТИНА ПУСТЫНЬ». 

2. Ильин И. А. О сопротивлении злу силой. — М., «ДАРЪ», 2005.

3. Святое Евангелие от Матфея с толкованием блж. Феофилакта. М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры; Новая книга, 1966.

4. Гладков Б. И. Толкование Евангелия. Свято-Троицкая Сергеева Лавра, 2002. Репринтное издание.

5. Архиеп. Аверкий (Таушев). Современность в свете Слова Божия. Слова и речи. Том 2. Слово 61: Отпущение грехов и мнимая христианская любовь и всепрощение. 

6. Братусь Б. С. Аномалии личности. — М.: Мысль, 1988.

__________________________________

 

[1] Представим и другие толкования на Мф. 5:39: «...Таким образом ты поразишь бесстыдного гораздо чувствительнее, чем в том случае, если бы ты ударил его рукою, и из бесстыдного сделаешь его кротким» (свт. Иоанн Златоуст) (1); «На суде Божием тех, кто претерпел обиду, ждет великое утешение, а тех, кто нанес ее, — суровое наказание» (свт. Иларий Пиктавийский) (1); «Кто хочет одержать блистательную победу, тому надлежит не только мужественно переносить оскорбления и обиды, но даже уступать обижающему больше, нежели хочет он взять» (прп. Исидор Пелусиот) (1); «...Рвение нанести удар отражается готовностью принять его, и возможно, что [бьющий] будет пристыжен, если не иным чем, то подобным избытком покорности» (прп. Максим Исповедник. К Феопемпту схоластику) (1); Прп. Максим Исповедник также толкует эти слова и иносказательно: «Если бесы, говорит [Господь], посредством помыслов ударят тебя в правую щеку, внушая гордость правыми делами, то обрати левую, то есть представь взору неправые дела, которые мы совершили» (прп. Максим Исповедник. Вопросы и затруднения) (1); «... Злым Господь называет здесь дьявола, который действует посредством человека. Итак, разве дьяволу не должно противостоять? Да, должно, только не ударом со своей стороны, но терпением, ибо огонь угашают не огнем, а водою. Но не думай, что здесь идет речь только об ударе в щеку, но и о всяком другом ударе, и о всякой вообще обиде» (блж. Феофилакт Болгарский) (3: 85).

 [2] Вот как толкует слова про «горящие угли» свт Иоанн Златоуст: «...желая тех самых, кото­рые уклоняются, негодуют и раздражаются при одном взгляде на врагов, склонить к величайшим благодеяниям для них, он предложил горящие уголья” — не для того, чтобы подвергнуть тех неизбежному наказанию, но чтобы, убедив обиженных на­деждою наказания оказывать благодеяния врагам, убедить их с течением времени оставить и весь свой гнев» (1. См. толкование на Рим. 12: 20).

[3] Отметим принципиальное отличие войны, причиной которой является необходимость защиты близких и Отечества, и войны, причиной которой является необходимость защиты личных интересов правителей, обусловленных их властолюбием, сребролюбием и другими страстями, а также страхом расплаты за свои злодеяния.

[4] Пророки не раз говорили о том, что в войнах, которые народу Божьему приходится вести, Сам Бог сражается за Свой народ, например, «не бойтесь их, ибо Господь, Бог ваш, Сам сражается за вас» (Втор. 3: 22). О помощи Божьей в войнах неоднократно повествуется в Писании, например: «Я буду охранять город сей, чтобы спасти его ради Себя и ради Давида, раба Моего. И случилось в ту ночь: пошел Ангел Господень и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч. И встали поутру, и вот все тела мертвые» (4 Цар. 19: 34, 35); «напали на них Арабы, не менее пяти тысяч и пятисот всадников. Сражение было жестокое, и когда бывшие с Иудою при помощи Божией одержали победу, то потерпевшие поражение номады Арабы просили Иуду о мире» (2 Мак. 12: 11).

[5] Аналогичный призыв прекратить сопротивление силой, после отсекания мечом уха рабу первосвященника, приведён также в Лк. 22: 51 («Тогда Иисус сказал: «оставьте, довольно») и в Ин. 18: 11 («Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны»). В Евангелие от Марка такой призыв отсутствует.

[6] Б. И. Гладков так толкует эти слова: «все противящиеся проявлению зла грубою силою, злом, рано или поздно погибнут от такой же силы» (4:625).

 

зло враги обида месть сопротивление злу

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий